Россия-НАТО: дуэль на танках

Опубликовано: 13.08.2020

Танковые войска в России сокращаются. Параллельно звучат разговоры о том, что количественное сокращение будет компенсировано качественным превосходством — после принятия на вооружение Т-95. Минобороны пока «стесняется» показать новую машину, а СМИ кишат абсурдными «реконструкциями». Однако основные параметры Т-95 уже не представляют особой тайны.

Натурный образец Т-95 был показан министру обороны еще в 2000 году. Однако доработка велась под лозунгом «танк настолько хорош, что вполне может подождать еще лет десять». В 2005-м прошел срок, когда официально планировалось начать перевооружение армии системами четвертого поколения. Наконец, Т-95 все же обещали принять на вооружение в этом году.

У этого танка — принципиально новая компоновка. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) размещено в носовой части машины. В наиболее защищенной средней части находится отделение управления с бронекапсулой для экипажа из 3-х человек. И только за ним — боевое отделение. Таким образом, отделение управления полностью прикрыто спереди и сзади необитаемыми отсеками танка и изолировано от них броней капсулы — достаточно мощной, чтобы выдержать взрыв боекомплекта в боевом отделении. При этом бортовая проекция бронекапсулы невелика, поэтому шансов «влепить» в нее снаряд сбоку немного.

Конструкция Т-95 — блочно-модульная: на несущую конструкцию устанавливаются модуль моторно-силовой установки с обитаемым отделением, коммуникационно-управляющий блок и функциональный модуль — то есть «полезная» часть танка, существующая в нескольких вариантах. В итоге на одной платформе (с заменой функционального модуля) выстраивается целое семейство машин: собственно танк, боевая машина поддержки танков (БМПТ), предназначенная для борьбы с пехотой и легкой бронетехникой противника, перспективная двухорудийная самоходная гаубица «Коалиция-СВ», тяжелая БМП, самоходный ПТРК, роботизированная боевая машина и т.д. Модульный принцип распространяется и на бронезащиту — так, лобовая часть МТО снабжена дополнительным съемным блоком бронирования.

Т-95 оснащен гидропневматической подвеской с возможностью изменения клиренса и, вероятно, электротрансмиссией — по сути, гибридной силовой установкой с двумя тяговыми электродвигателями.

Оружие вынесено из корпуса на вращающийся лафет. Т-95 получил новый комплекс вооружения. Калибр гладкоствольной пушки-пусковой установки — 135 мм, начальная скорость снаряда — 1980 м/с. Орудие снабжено принципиально новым автоматом заряжания, позволяющим осуществлять перезарядку в произвольном положении. Скорострельность — до 15 выстрелов в минуту. С пушкой спарен 7,62 мм пулемет. Дополнительно танк оснащен крупнокалиберным пулеметом и лазерным устройством для поражения оптики. Характерной особенностью системы управления огнем является наличие миллиметрового радара.

Фактическое отсутствие башни, использование двухслойной динамической защиты (ДЗ «Реликт») и системы активной защиты позволили повысить защищенность Т-95 по сравнению с Т-90 примерно в полтора раза. Танк отличается очень высоким уровнем автоматизации. Также в нем осуществлен переход к «непрямому» наблюдению за полем боя (с помощью систем дистанционного отображения внешней обстановки).

Т-95 пока не имеет аналогов в мировом танкостроении. России удалось достигнуть некоторого качественного превосходства над современными танками НАТО.

Так, с учетом новой ДЗ Т-95 превосходит «Абрамс» М1А2 по лобовому бронированию примерно на 20% (по бортам и верхней полусфере — еще больше). Энергетика нового 135 мм орудия гораздо выше, чем у 120 мм орудия «американца», однако из-за низкого качества бронебойных подкалиберных снарядов (БПС) бронепробиваемость отечественной пушки ниже примерно на 15%. О преимуществе США в области систем управления огнем и БИУС не приходится и говорить. В то же время, скорострельность орудия Т-95 в полтора раза больше, сам танк почти на полметра ниже. Наконец, запускаемая через ствол новой пушки противотанковая ракета должна иметь более внушительные характеристики, чем нынешние 9М119М и 9М128, и действительно обладать возможностями для поражения танков НАТО за пределами досягаемости их пушек. Впрочем, ракеты, позволяющие делать это более-менее надежно, имеют калибр 152 мм. Иными словами, в целом паритет с текущими «Абрамсами», «Леопардами» и «Челленджерами» будет достигнут при заметном перевесе отечественной машины.

Проблема в том, что уже установка на тот же «Абрамс» 120 мм орудия с длиной ствола в 55 калибров значительно нивелирует дуэльное преимущество Т-95. Более того, еще в начале 90-х США обкатали «испытательный стенд» САТТ-В («Абрамс» блок III), имеющий необитаемую башню, 140-мм танковую пушечную систему ATACS (Advanced Tank Cannon System), состоящую из гладкоствольного орудия ХМ291, автомата заряжания ХМ91 и новых боеприпасов, усиленную модульную броню. Экипаж находился в бронированной капсуле в передней части корпуса. Ходовая часть — с пневмогидравлической подвеской.

В серию блок III не пошел — после распада СССР и фактического замораживания в России программы создания танков нового поколения перевооружение танков той же ХМ291 оказалось бессмысленным, поскольку для нее элементарно не нашлось бы достойных целей. Затем американцы довольно долго носились с концепцией FCS, исходившей из того, что при господстве в воздухе ОБТ ни к чему, и можно обойтись легкими машинами с массой до 30 тонн. Концепция не пережила столкновения с иракской реальностью, однако она слегка притормозила американские разработки основных танков (FMBT).

Тем не менее, при необходимости перевооружение натовских машин 140-мм орудиями и автоматами заряжания не займет много времени — так, в конструкции французского «Леклерка» эта замена предусмотрена изначально, на «Абрамс» ХМ291 уже устанавливалась без особых проблем, «Челленджер» и «Леопард-2» также проектировались с большим запасом. Переход к «лафетной» установке вооружения с параллельным наращиванием защиты корпуса сложнее, но при желании может быть осуществлен в достаточно сжатые сроки.

Ответом на это может стать установка на Т-95 152-мм пушки с начальной скоростью снаряда 1720 м/с. Однако бронепробиваемость этого «ствола» будет все равно заметно ниже, чем у 140-мм орудия НАТО, а боекомплект резко сократится. На экспериментальном «танке-молоте» (объект 477) с той же боевой массой запас 152-мм снарядов с трудом удалось довести до 34 штук. Скорее всего, серийные машины со 152-мм пушкой будут вынуждены обходиться боекомплектом в пределах 25 снарядов. При этом безбашенный «Абрамс» будет куда более защищенным.

Таким образом, модернизированные «Абрамсы» & Ко будут иметь по отношению к Т-95 почти такое же дуэльное преимущество, какое их нынешние версии имеют по отношению к Т-90.

А после 2020 года на вооружение западных армий начнет поступать новое поколение ОБТ. На Западе уже ведутся разработки танков пятого поколения, основанные на самых радикальных инновациях. Реализация хотя бы части «пятых» технологий сделает традиционные машины неактуальными. В каком состоянии находятся отечественные работы по «пятерке», начавшиеся еще под занавес СССР, сказать трудно.

Впрочем, времена, когда единственным реальным соперником танка мог быть только другой танк, давно прошли. Опасность для ОБТ представляет и пехота с гранатометами и ПТРК, и легкая бронетехника с теми же ПТРК, и авиация — в основном штурмовики и вертолеты.

Тем не менее, на протяжении всего послевоенного периода развитие ОБТ шло по принципу «бей равного» — танки рассматривались преимущественно как средство борьбы с танками же. Что же касается прочей «мелочи», то с ней должен был разбираться «шлейф» из БМП и мобильных зенитных установок. Однако, как показали последние конфликты, однозначная ставка на «шлейф» оказалась дурной утопией. Слабо защищенные машины сопровождения практически не могли действовать в боевых порядках атакующих танков, а взаимное «делегирование полномочий» между ними и танками было неэффективным. В ближайшем будущем следует ожидать роста возможностей «шлейфа» — за счет появления тяжелых БМП и специализированных машин, предназначенных для подавления пехоты (БМПТ). Однако уже очевидно, что свалить все «дополнительные» функции на «специалистов» не удастся. Соответственно, ОБТ должны стать гораздо более универсальным средством.

Американцы это хорошо осознают. Так, их проект перспективного танка FMBТ, разработанный в 90-х, предусматривал спаренную с основной пушкой 30-мм автоматическую пушку М-230 с 400 выстрелами первой очереди, предназначенную для обстрела легкобронированных целей, спаренный 7,62-мм пулемет с 4000 патронов и автомати­ческий гранатомет со 100 гранатами. В башне размещены 7 вертикально запускаемых самонаводящихся ракет ближнего действия для обстрела вертолетов и самолетов. Параллельно американцы стараются расширить возможности борьбы с вертолетами с помощью обычного танкового вооружения.

В случае с Т-95 ставка, очевидно, делается на расширение возможностей пушки и ослепляющий лазер. Действительно, новые «пучковые» ОФС могут стать эффективным средством борьбы с пехотой противника. Наличие радара, более совершенная электроника и, очевидно, лучшие характеристики входящих в боекомплект противотанковых ракет позволяют надеяться даже на некоторые успехи при обстреле вертолетов. Однако новые ОФС не перекрывают всех недостатков гладкоствольной танковой пушки как «противопехотного» оружия.

Между тем, вспомогательное вооружение Т-95 явно недостаточно для того, чтобы эффективно дополнить пушку. Тем более это относится к танковому ПВО — так, крайне сомнительно, чтобы запускаемая через ствол орудия противотанковая ракета в принципе могла стать эффективным средством борьбы с вертолетами; тем более это относится к крупнокалиберному пулемету. Очевидно, здесь нужны: а) специализированная ракета, запускаемая совершенно независимо от пресловутого ствола — который приходится перезаряжать, и у которого масса других целей; б) автоматическая пушка от 30 мм на независимом лафете, необходимая также для эффективной борьбы с пехотой и легкой бронетехникой.

Кроме того, Т-95 не имеет возможности вести достаточно мощный огонь по нескольким (хотя бы двум) направлениям сразу.

Наконец, высокая степень автоматизации, непрямое наблюдение за полем боя и присутствие роботизированной версии предполагают наличие современной электроники — которую российский ОПК производить не в состоянии. В итоге машина неизбежно приобретет иностранный «акцент» — в лучшем случае, франко-тайваньский.

Не менее интересно, как будут защищать «мозги» и сенсоры Т-95 от бурно развивающегося в США микроволнового оружия, а также ЭМИ-боеприпасов. Очевидно, что одним экранированием здесь не обойтись — необходима специальная элементная база. Как следствие, машина может разделить судьбу спутников «ГЛОНАСС» — начинка которых на треть происходит из тех же Штатов. Между тем, без электроники Т-95 будет абсолютно слеп и беспомощен.

Иными словами, Т-95 — интересная и довольно мощная машина. Однако приписывать ему сверхъестественные возможности и огромное превосходство над натовскими ОБТ не стоит. Более того, Т-95 уже не вполне соответствует современным требованиям. Как минимум, его необходимо дополнить более тяжелой машиной (где-то 65 тонн), способной соперничать с перспективными танками НАТО по защищенности и эффективно реализовать преимущества 152 мм орудия. На долю модернизированного Т-95, таким образом, останется «амплуа» мобильного и транспортабельного среднего танка. Равным образом необходимо ускорить работы по танкам пятого поколения.

Сейчас мир стоит на пороге танковой революции, и пропустить ее для России будет смертельно опасно.