Они полетят к звёздам

Опубликовано: 25.07.2020

Они рождены ползать, но все-таки полетят и сразу к звездам. В Подмосковье началась подготовка необычного космического экипажа. Через два года команда рептилий отправится в полет на российском научном аппарате «Бион-М». За право стать космонавтом боролись жабы, улитки и хамелеоны, но выбор пал на гекконов. Почему — выяснила Дарья Окунева.

Эта крупнейшая в стране фабрика по производству сверчков работает на космическую отрасль. Три крупных насекомых — теперь стандартный предполетный рацион — дает идеальный баланс белков и углеводов. Форма для космонавта главное: даже если он — геккон.

— Наши подопечные должны хорошо питаться!

За право через два года стать членами экипажа спутника «Бион М» боролись и жабы, и лягушки-древолазы, и хамелеоны. Но отряд космонавтов решили формировать именно из гекконов — на их стороне физиология.

«Они могут передвигаться по абсолютно ровным поверхностям, даже по стеклу», — объясняет Рустам Бердиев, ведущий научный сотрудник института медико-биологических проблем РАН.

В отличие от других животных в невесомости гекконы не парят в воздухе, а цепкими лапами фиксируются на стенках контейнера. Именно поэтому полет они переносят легче всех остальных.

Такая сенсационная гипотеза появилась у исследователей по результатам первого космического эксперимента. На днях спутник с настоящим зверинцем на борту после месячного пребывания на орбите приземлился в Оренбургской области.

— Живой! Красавчик!

И практически здоровый: костный скелет — не изменен, нервная система — в порядке.

Уникальным строением лап гекконов уже заинтересовались космоинженеры. В их планах — усовершенствовать комбинезоны космонавтов, так чтобы они, как и гекконы, могли крепиться к стенам корабля.

«Скафандры, которые будут спланированы на липучках или на присоска — как угодно — всё зависит от поверхности спутника — они будут более эффективны. Поскольку реакция опоры будет сохранять элементы скелеты от деминерализации», — объясняет Сергей Савельев, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН.

Чтобы до конца быть уверенными в целесообразности такой затеи, ученым нужно отправить в космос еще хотя бы одну партию гекконов. Видовой отбор уже начат и конкуренция жестокая.

Ушастый бананоед, несмотря на свое вегетарианское название, не попадет на орбиту из-за склонности к каннибализму.

— Он может поедать других гекконов!

А этому геккону подняться над землей мешает лишний вес.

— 106 грамм!

А этот и вовсе стал жертвой половой дискриминации. Маленький треугольник на брюшке — признак самца, а в космос — во избежание конфликтов на борту берут — только самок. Подвиг Терешковой повторить предстоит, скорее всего, кому-то из вида украшенных дневных гекконов. Едят и весят они мало, неагрессивны, правда, склонны к побегам, но зато активно размножаются в неволе.

Будущие космонавты выйдут из вот этого шкафа — специально перестроенного под инкубатор. Уже через месяц гекконы, которым предстоит дальнее путешествие, вылупятся из вот этих яиц.

И яйца эти — роковые. Два месяца на орбите, затем серия научных экспериментов, в конце которой гекконов успыляют, чтобы изучить организм уже изнутри. И все же смерть ради науки оправдана: эксперименты над гекконами способны существенно приблизить реализацию марсианской программы.