Ядерный арсенал Пакистана в свете распространения исламизма

Опубликовано: 10.01.2019

Игорь Хохлов – кандидат политических наук, эксперт по терроризму и наркобизнесу, ядерному оружию. Игорь Игоревич Хохлов — научный сотрудник ИМЭМО РАН. Ядерное оружие Пакистана: ядерная программа Пакистана в 70-е-80-е годы, как охраняется пакистанское ядерное оружие, Аль-Каида пытается захватить атомную бомбу.

С первых лет существования Пакистан перманентно испытывает угрозы различного характера: военная опасность со стороны Индии и, в последнее время, пакистанских и афганских талибов), религиозные (латентное противостояние суннитов и шиитов с одной стороны, и мусульман с индуистами, с другой), этнические (между основными народностями: пенджабцами, пуштунами и синдхами), экономические (экстенсивное сельское хозяйство в неблагоприятном климате и в условиях высокой плотности населения), социальные (рост населения, низкий жизненный уровень, неграмотность превышает 55%) и политические (постоянная смена гражданских и военных правительств, распространение политического ислама и пр.)

При этом необходимо иметь в виду, что Пакистан имеет шестой в мире ядерный арсенал после стран-членов ядерного клуба и Израиля – количество ядерных боезарядов по оценкам различных экспертов колеблется от 60 до 150 атомных боеголовок. Политическая нестабильность, этнические конфликты, экономическая отсталость, большой разрыв между богатой проамериканской элитой и сильными антизападными настроениями бедноты в сочетании со значительным ядерным арсеналом создают взрывоопасную ситуацию внутри самого Пакистана, просчитать все последствия которой в настоящее время не представляется возможным.

Складывающаяся в Пакистане обстановка не исключает попадание ядерного оружия в руки экстремистов, террористов, исламских радикалов или радикально настроенных пакистанских военных, с ненавистью относящихся к западным ценностям в целом и к политике США в частности.

Основы нынешнего режима ядерной безопасности в Пакистане были заложены сразу после прихода генерала Первеза Мушараффа в 1999 году: уже 2 февраля 2000 года было создано NCA (National Command Authority) с целью формирования единой политики в отношении всего ядерного арсенала и все организаций стратегического значения. В состав NCA вошли ECC (Employment Control Committee), DCC (Development Control Committee) и SPD (Strategic Plans Division), выполняющее функции секретариата. В задачи SPD входит контроль и управление всем тактическим и стратегическим ядерным арсеналом Пакистана. Таким образом, в настоящее время командная структура ядерных сил Пакистана состоит из NCA, SPD и Командования стратегическими силами. Возглавляет NCA Президент Пакистана, а вопросами кадровой политики занимается премьер-министр, который помимо этого также еще контролирует размещение ядерного оружия и его носителей и отвечает за его развертывание в случае начала военных действий.

В состав SPD входят управления, осуществляющие стратегическое и оперативное планирование, проверку, набор и ротацию персонала, обеспечение безопасности ядерных объектов Пакистана, также некоторые другие функции. Одной из основных задач SPD является проведение ответственной кадровой политики.

Программа индивидуальной надежности персонала PRP (Personnel Reliability Program), скопированная с аналогичной американской программы, призвана обеспечивать индивидуальный контроль за каждым гражданским и военным сотрудником, допущенным к работе с ядерным оружием, его компонентами или средствами доставки. Эта программа, в первую очередь, призвана лишить исламских террористов, боевиков Талибана и Аль-Каиды доступа к ядерным боеприпасам и материалам.

В 2004 году в Пакистане был разработан и принят «Закон о контроле за экспортом товаров, технологий, материалов и оборудования, относящихся к ядерному и биологическому оружию и средствам их доставки». В соответствии с этим законом в 2007 году при Министерстве иностранных дел был создан SECDIV (Strategic Export Control Division) для контроля за экспортно-импортными операциями. В своей деятельности SECDIV может опираться также и на другие законодательные акты, в целом, представляющие собой устойчивую нормативную базу: Закон о контроле экспорта и импорта 1950 года, согласно которому федеральное правительство может налагать запрет на экспорт или импорт отдельных категорий товаров и издавать подзаконные акты, регулирующие экспортно-импортную политику, Инструкции no SRO-782 1998 года о запрещении экспорта делящихся материалов, Законы о ядерной безопасности и радиационной защите от 1984 и 1990 годов, Закон о контроле за экспортом товаров, технологий, материалов и оборудования, относящихся к ядерному и биологическому оружию и средствам его доставки, от 2004 года.

Важной вехой в попытке укреплении контроля за ядерным арсеналом Пакистана стало создание в 2001 году Pakistan Nuclear Regulatory Authority (PNRA), которому были переданы функции Pakistan Nuclear Regulatory Board (PNRB), особенностью которого является полная автономность и доступ к секретным данным, касающимся вопросов обеспечения безопасности как гражданских, так и военных ядерных программ; Strategic Plans Division (SPD) вошло в PNRA в качестве составной части, а Pakistan Atomic Energy Commission (PAEC) было подчинено PNRA. В обязанности PNRA входят различные функции, включающие: оценку и надзор за ядерной инфраструктурой, контроль обращения с делящимися материалами, анализ угроз радиационного заражения, контроль за соблюдением требований текущего законодательства и условий лицензирования при обращении с ядерными материалами, выработку мер по физической защите ядерных объектов и ядерных материалов и контроль за их осуществлением, координацию планов действия в чрезвычайных ситуациях, которые могут возникнуть в обозримом будущем, выработку процедур обращения с ядерным оружием и его компонентами, взаимодействие с МАГАТЭ по обмену данными согласно Базе данных контрабандных материалов (Illicit Trafficking Database – ITDB).

В июле 2006 года в Пакистане стартовал пятилетний «План действий по национальной безопасности» (National Security Action Plan – NSAP), целью которого является укрепление и усиление существующих мер регулирования в направлении дальнейшего укрепления безопасности радиоактивных материалов и объектов. Принятый двумя месяцами ранее, этот план ориентирован на решение нескольких основных задач: контроль за источниками радиационного заражения и оценка уязвимости гражданских и военных объектов; создание Центра подготовки специалистов в сфере ядерной безопасности (Nuclear Safety and Security Training Centre); создание Государственного центра по координации в условиях чрезвычайных ситуаций (National Nuclear Security Emergency Co-ordination Centre); определение и ликвидация бесхозных источников возможного радиологического заражения; обеспечение всех аэропортов, портов и пограничных переходов оборудованием для досмотра прибывающих и отбывающих из Пакистана с целью предотвращения контрабанды делящихся материалов.

Согласно «Плану действий по национальной безопасности», контроль за ядерными объектами должен быть усилен за счет: создания новых контрольных органов, укрепления существующих мер защиты на территории и вокруг соответствующих объектов, более тщательного учета всех перемещений соответствующих материалов и оборудования, строгих внеплановых проверок во время хранения, перевозки и использования оборудования и материалов, учета всех материальных средств и тщательного отбора сотрудников.

В 2006 году в Исламабаде был создан Государственный центр по координации в условиях чрезвычайных ситуаций, деятельность которого нацелена на подготовку квалифицированных кадров, способных действовать в чрезвычайных ситуациях, в том числе связанных с ядерным оружием. В рамках центра проводятся учебные курсы, в том числе и с привлечением иностранных специалистов, практические семинары, конференции, штабные учения и т.д., подробно отрабатываются все аспекты ядерной безопасности, пресечения контрабанды, использования новейшего оборудования, физической защиты объектов и устройств.

Существующие процедуры защиты, контроля и учета ядерных материалов в Пакистане хорошо сбалансированы, достигнуто разумное сочетание мер физической и конструкционной защиты. Меры физической защиты ядерных объектов, устройств и материалов представляют собой многоуровневую систему с различными степенями доступа и управления. Вопросы защиты и учета делящихся материалов в Пакистане относятся к компетенции Директората радиационной безопасности (The Radiation Safety Directorate – RSD). Процедуры такого контроля аналогичны применяемым в других странах, обладающих ядерными материалами, и соответствуют лучшим международным стандартам. Также в рамках RSD в круглосуточном режиме действует National Radiation Emergency Coordination Center (NRECC), в функции которого входят отслеживание возможных чрезвычайных ситуаций, и реакция на них в режиме реального времени.

Также для обеспечения ядерной безопасности был основан Директорат по ядерной безопасности (Nuclear Security Directorate – NSD), в функции которого входит контроль за оборотом делящихся материалов в ядерной энергетике, лицензирование всех работ по совершенствованию существующих ядерных станций, инспекции ядерных объектов и их продление лицензий, инспекции и лицензирование предприятий ядерного цикла (обогатительных и др.), выработка мер и процедур безопасного обращения с ядерными материалами, обмен информацией с PNRA и др.

Также в Исламабаде действует Nuclear Security Emergency Coordination Center (NuSECC), который входит в структуру PNRA и функционирует круглосуточно. NuSECC является частью National Radiological Emergency Coordination Centre (NRECC) и в его задачи входит координация действий в случае любых чрезвычайных ситуаций с радиологическими материалами. NuSECC также в режиме реального времени поддерживает связь с местными управлениями, контрольным органами, подвижными лабораториями, таможенными службами и местными органами власти для того, чтобы иметь возможность быстро и гибко реагировать на возникающие нештатные ситуации при перемещении радиоактивных материалов. PNRA активно сотрудничает с таможенными и пограничными органами в деле пресечения незаконного перемещения делящихся материалов. В рамках этих мер на всех пунктах въезда в страну установлено оборудование, способное определять ядерные и радиоактивные материалы и эффективно пресекать попытки контрабанды.

Международные эксперты высоко оценивают уровень безопасности ядерных объектов, ставя Пакистан в один ряд с ведущими ядерными державами. В 2007 году в рамках исследовательского центра Henry L. Stimson Center известный пакистанский исследователь Mohammad Saleem Zafar проанализировал основные риски, связанные с проникновением злоумышленников на гражданские ядерные объекты: саботаж, диверсия, похищение, теракт, и пришел к выводу о том, что уровень их защиты соответствует самым высоким международным стандартам. Вероятность совершения теракта с применением ядерного оружия или его компонентов, похищенных с гражданских объектов Пакистана, рассматривается им как «крайне низкая» (см. Mohammad Saleem Zafar. Vulnerability of Research Reactors to Terrorist Attack. Henry L. Stimson Center, Washington DC, April 2008).

В 2007 году в центре Henry L. Stimson Center также было проведено исследование под руководством Abdul Mannan, директора Division of Radiation, Transport and Waste Safety (NSRW). Несмотря на то, по их мнению, вероятность ядерного терроризма в Пакистане чрезвычайном мала, тем не менее, был проведен сравнительный анализ угроз ядерного терроризма и возможных последствий теракта до событий 11 сентября 2001 года и после. Был разработан сценарий похищения партии радиоактивных материалов на различных этапах транспортировки в городах Карачи и Лахор. Возможные последствия были смоделированы с использованием компьютерного симулятора HPAC (Hazard Prediction and Assessment Capability). Также были рассмотрены ответные меры властей Пакистана в подобной ситуации и меры по ликвидации последствий теракта. В итоге моделирования было определено, что системы контроля, безопасности и управления ядерными объектами, производственной транспортной инфраструктурой являются достаточными для сдерживания террористической угрозы: существующая система безопасности позволяет либо отразить нападение террористов, либо заставить их отказаться от нападения; существующие меры также способны выявить подготовку теракта на ранних стадиях. Также было установлено, что в условиях Пакистана изготовление «грязной бомбы» (Radiological Dispersion Device – RDD) или похищение действующего ядерного боеприпаса не является приоритетным для большинства террористических организаций (Abdul Manan, Preventing Nuclear Terrorism in Pakistan: Sabotage of a Spent Fuel Cask or a Commercial Irradiation Source in Transport, in Henry Sokolski ed. Pakistan’s Nuclear Future: Worries beyond War, Washington DC, January 2008.)

Годом ранее, в 2006 году под руководством Zafar Ali в Центре Стимсона было проведено аналогичное исследование, в ходе которого исследователи пришли к схожим выводам. Итоги моделирования были подробно изложены в публикации руководителя проекта «Pakistan’s nuclear assets and threats of terrorism: How grave is the danger?» годом позже (Zafar Ali, Pakistan’s nuclear assets and threats of terrorism: How grave is the danger? // Stimson Center, July 2007). В ходе исследования было выявлено, что существующие в Пакистане механизмы безопасности, всегда включающие несколько контуров охраны, наряду с системой командования и персональной ответственности как лиц, принимающих решения, так и непосредственных исполнителей, исключают любую возможность несанкционированного или случайного применения ядерного оружия.

Доступ, как к ядерным боеприпасам, так и к средствам их доставки, может быть осуществлен только группой лиц: для того, чтобы попасть на любой объект, требуется преодолеть несколько контуров безопасности, а для совершения любой операции требуется, как минимум, два или три человека. Также в Пакистане были приняты меры по улучшению безопасности ядерных материалов согласно резолюции Совета безопасности ООН 1540 (UNSCR 1540) в целях исключения любой возможности хищения или саботажа в ходе транспортировки ядерных материалов: транспортировка осуществляется в бронированных контейнерах и только под вооруженной охраной; и хотя сохраняются определенные опасения относительно процесса перевозки ядерных материалов, в настоящее время проводятся работы по дальнейшему совершенствованию всех процедур и техническому перевооружению.

Важную роль играет международное сотрудничество Пакистана с международным сообщество в деле обеспечения ядерной безопасности. Пакистан активно сотрудничает с международными организациями в рамках Конвенции о защите ядерного материала 1980 года, Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1997 года (отдельные положения этой конвенции касаются средств доставки, общих для всего ОМП), Конвенции о ядерной безопасности 1994 года, Резолюции Совета безопасности ООН 1540 от 2004 года и Кодекса поведения по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных источников МАГАТЭ. Также между ФБР и PNRA был подписан Меморандум о взаимопонимании, целью которого является развитие сотрудничества и организация взаимопомощи в вопросах борьбы с контрабандой радиоактивных и ядерных материалов. Меморандум подтверждает твердое намерение пакистанских властей вести борьбу с ядерным терроризмом, в частности с терроризмом со стороны афганского и пакистанского движения Талибан, который стал общей угрозой для всех стран мира.

Таким образом, если рассматривать вопрос с формальной точки зрения, в период с 1998 года, когда Пакистан открыто заявил о наличии ядерной программы, и по настоящее время, страна прошла огромный путь в деле обеспечения безопасности своего арсенала и всей связанной с его созданием инфраструктуры (Ejaz Haider, Think goes into the tank // Daily Times, November 21, 2007.); достигнуты основные поставленные задачи: высокая оперативная готовность, создана четкая структура командования «сверху-вниз» с персональной ответственностью каждого сотрудника, практически исключены несчастные случаи и аварии в обращении с готовыми ядерными устройствами, построена многоуровневая система защиты от широкого спектра угроз, усилен контроль за возможными утечками технологий и материалов, налажен процесс диалога с Индией. Эти положительные сдвиги были отмечены экспертами, как в самом Пакистане, так и за рубежом. (см. Ejaz Haider, The babble about loose nukes // Daily Times, November 12, 2007).

Обеспокоенность международного сообщества в значительной степени унаследована из 1970-х-1990-х годов, когда в Пакистане, потерпевшем поражение в войне 1971 года и потерявшем половину своей территории и населения при образовании независимого государства Бангладеш, была в срочном порядке запущена ядерная программа. Сжатые сроки, секретность, опасения саботажа со стороны Индии, необходимость обеспечения высокой операционной готовности, низкий уровень террористической угрозы в тот период неизбежно приводили к тому, что приоритет отдавался темпам производства и легкости применения ядерного оружия в ущерб безопасности. Однако после того, как Исламабад открыто заявил о наличии в его арсенале атомного оружия и его эффективных носителей, значительные усилия были предприняты для обеспечения ядерной безопасности, и в настоящее время проблема в значительной степени утратила свою остроту (Rabia Akhtar. Controlling Pakistan’s Nukes // The News International, November 29, 2007.).

Таким образом, по мнению пакистанских и международных экспертов, рассуждения о возможных угрозах ядерным объектам и арсеналу со стороны террористических групп, в частности афганских талибов, являются спекулятивными и не типичными для Пакистана (Khalid Banuri and Adil Sultan. Managing and Securing the Bomb // Daily Times, May 30, 2008.), так как их степень и характер не отличаются существенно от других стран, имеющих запасы оружия массового уничтожения (Peter Wanacott. Inside Pakistan’s Drive to Guard Its А-Bomb // Wall Street Journal, November 29, 2007). В сложившейся ситуации любые враждебные действия в отношении Пакистана приведут лишь к изоляции страны и к возможному свертыванию сотрудничества с мировым сообществом (Gen. Kiyani rejects world fears about Pak’s nukes // Daily Times, January 26, 2008.)

В таких важных вопросах, как ядерное нераспространение, борьба с терроризмом и утечкой ядерных материалов; это также существенно затруднит мониторинг ситуации внутри Пакистана и нарушит установившийся процесс диалога с Индией. Учитывая готовность Исламабада сотрудничать с международным сообществом в рамках международных организаций (Seymour Hersh. Watching the Warheads // New Yorker Magazine, November 5, 2001.), участие Пакистана во всех международных конвенциях и соглашениях, регламентирующих оборот делящихся материалов (David.E.Sanger. So, what about those Nukes? // New York Times, November 11, 2007.), хорошие показатели безопасности в обращении с ядерными материалами согласно докладам МАГАТЭ и зарубежных экспертов, присоединение к Глобальной инициативе по борьбе с ядерным терроризмом (GICNT – Global Initiative to Combat Nuclear Terrorism), а также отсутствие непосредственной угрозы накопленному арсеналу или существующим объектам инфраструктуры (Thomas.E.Ricks. Calculating the risks in Pakistan // Washington Post, December 2, 2007.), единственной разумной стратегией в отношении Пакистана является дальнейшее развитие сотрудничества (Senator Biden Legislation to counter a terrorist nuclear attack passes Senate, // All American Patriots, December 17, 2007.), обмен опытом и снижение напряженности в отношениях с Индией (Frederick Kagan and Michael O’Hnalon. Pakistan’s Collapse, Our problem, // New York Times, November 18, 2007.).